В углу стояла круглая печь, которая постоянно топилась в это время; дверца печки сейчас была широко раскрыта, и видно было, как в огне ярко пылала маленькая красная книжка, постепенно сворачиваясь в трубочки своими почерневшими и зауглившимися листами. И опять, одна вы, как есть одна на свете; петербургского дяденьки своего не знаете, семьи его также… Нелегко ведь… А только, если уж очень невмоготу станет, вы к нам приходите. У двери стоял шарманщик и наигрывал тоскливую песенку на своем разбитом инструменте. А потом прибавил, обращаясь ко мне: И черненькие девочки, и цветы, и аисты — все смешалось и исчезло в одной общей груде черепков и осколков. Но Матильда Францевна и слышать ничего не хотела.

Добавил: Bajas
Размер: 54.67 Mb
Скачали: 85144
Формат: ZIP архив

Диктовка ученицы или шалость разрезвившегося петушка, который опустил лапку в чернила и нацарапал эти каракульки? Несчастья Ленуши начинаются с ее прибытия в новую семью — ее кузены Жоржик, Нина и Толя не хотят принимать девочку, смеются и издеваются над. И вдруг мне стало так холодно-холодно!

Лед прошел, Волга очистилась, а мамочка все кашляла и кашляла без конца. И черненькие девочки, и цветы, и аисты — все смешалось и исчезло в одной общей груде черепков и осколков.

Записки маленькой гимназистки — Лидия Чарская

Как можно чаще наказывайте. Хоть над ней и издевались, она не обращала внимание. Я с удивлением смотрю в ее круглые глаза, не чувствуя ровно никакой вины за собою.

Она стала как-то разом худенькая и прозрачная, как воск, и все сидела у окна, смотрела на Волгу и твердила: Потом худой, как вешалка, гимеазистки немецкий учитель делал нам немецкую диктовку — и только в два часа звонок возвестил нам, что мы свободны.

  СТ ЦКБА 010-2004 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Отзывы о Книга «Записки маленькой гимназистки» — Лидия Чарская

Лунный свет льется в кладовую через гимназитски окошко, и в этом свете я вижу маленькую фигурку, которая тихо прокрадывается ко. И, крепко стиснув голову руками, я бросилась на одно из кресел, стоявших в библиотеке, и глухо зарыдала.

Книгу «проглотила» за пару часов. Такой роскоши мне никогда еще не доводилось видеть, и потому немудрено, если все это показалось мне сном.

Никогда не была я злючкой, но когда Толя обидел мою мамочку, я вынести этого не могла. Они жили дружно и собирались в путешествие гиммназистки Волге, но внезапно мамочка умерла от тяжелой простуды. По дороге она говорила мне, что вечером повезет меня на оидия, посадит в поезд и отправит в Петербург к дяде. Полина считала себя счастливой женщиной: В Вашем браузере отключена поддержка JavaScript! Приходили какие-то старушки и тоже молились, потом глядели на меня с сожалением, качали головами и шамкали что-то беззубыми ртами….

Она стала как-то разом худенькая и прозрачная, как воск, и все сидела у окна, смотрела на Волгу и твердила: Что-то клубком подкатило к груди и сжало горло. И немудрено потому, что и ей платили тем.

А в награду за это я выйду за тебя замуж, когда ты вырастешь! Но не тут-то. Жюли знала чарсквя гимназии молоденькую графиню, но никак не думала, что это она и есть дочь начальника ее отца.

  ЕКАТЕРИНА ВИЛЬМОНТ СЕКРЕТ МРАЧНОГО ПОДЗЕМЕЛЬЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

: Чарская Лидия Алексеевна. Записки маленькой гимназистки

Пассажиры и пассажирки суетились и толкались, укладывая и увязывая вещи. Старенький седенький священник читал молитвы, певчие пели, а Марьюшка молилась у порога спальни. Домик был такой чистый и светленький, а из окон нашей квартиры видно было и широкую, красивую Волгу, и огромные двухэтажные пароходы, и барки, и пристань на берегу, и толпы гуляющих, выходивших в определенные часы на эту пристань встречать приходящие пароходы… И мы с мамочкой ходили туда, только редко, очень редко: Наконец, очевидно, смекнув, в чем дело, он покраснел и, махнув рукою Рош, чтобы ччарская садилась, поставил ей крупную единицу….

Хорошая книга для юного гимнадистки.

Лидия Чарская

А лижия интересовали только две из…. После обеда, к которому я едва притронулась, Марьюшка уложила в старый чемоданчик все мои платья и белье, напоила меня чаем и повезла на вокзал. Жорж ударил Толю, Толя — Жоржа. Впервые прочла я её таки в классе пятом.